Старые вещи

Винтажные обложки Playboy

Весна 1953 года, США. 27-летнему уроженцу Чикаго Хью Хэфнеру с миру по нитке удается собрать $8 тыс. На них он намерен основать мужской журнал.

К издательскому делу Хэфнера тянуло с детства - в школе он организовал выпуск стенгазеты, которую снабжал шаржами, в армии целыми днями рисовал карикатуры, а после учебы на художественном факультете Иллинойсского университета работал в рекламном отделе мужского журнала "Эсквайр".

Вначале Хью Хэфнер придумал для своего личного журнала название Stag Party ("Холостяцкая вечеринка") и даже попросил своего приятеля, карикатуриста Арва Миллера, разработать соответствующую эмблему - тот нарисовал оленя, одетого в смокинг. Но за месяц до выхода нового издания журнал Stag заявил о своих правах на название. Тогда Хью решил позаимствовать наименование у маленькой компании Playboy (продажа автомобилей), где работал один его приятель. А позже художник Артур Поль изобразил для эмблемы другое животное в смокинге - зайца Банни.Долго он над ним не думал: “Если бы я знал, насколько важным должен стать этот маленький кролик, то я, возможно, перерисовывал бы его множество раз. А так я просто сделал один рисунок и все. На него я потратил полчаса максимум".

Отдельного помещения для редакции у Хэфнера не было - макет номера составлялся, рисовался, корректировался и склеивался на кухне его собственной квартирки. Размышляя, чем бы привлечь потенциальных читателей, Хэфнер вспомнил, как в армии пришпиливал над кроватью фото девушек-кинозвезд. Так родилась первая идея - размещать на развороте журнала красотку, которой потом можно было бы любоваться на стене. Он вспомнил о своем давнем приятеле Джоне Баумгарте - владельце чикагской компании по выпуску календарей с красотками. За $50 Хэфнер приобрел у него фотографию молодой актрисы Джин Мортенсон, позднее взявшей для съемок псевдоним Мэрилин Монро. И поместил фото на обложку первого номера Playboy.

Успех продаж превзошел все ожидания - номер с Мэрилин Монро, выпущенный в декабре 1953 года, при цене в полдоллара разошелся тиражом в 52 тыс. экземпляров. Это позволило Хэфнеру оплатить печать второго номера.